В память о Сайто сенсее

saito-reads-book

Морихиро Сайто празднует своё
пятидесятилетий в айкидо
Айкидо джорнал № 109

4-го мая 1996 года в Ивама, префектура Ибараги, проходило празднование пятидесятилетия проведённые Морихиро Сайто Ибараги Шурен Додзё в айкидо. Вслед за церемонией открытия, проведённой Ёшими Ханзава Сиханом, были произнесены речи Моритеру Уесиба Айкикай Хомбу Додзё-чо, мэром города Ивама, выразившим свою благодарность Сайто Сихану за то, что он сделал для города. После того, как были подарены подарки и цветы, Сайто Сихан выступил с обращением к присутствующим и благодарностью к благотворительным фондам о поддержке пожилых людей в Ивама(выдержки из обращения мы приводим ниже). Завершил церемонию тост, произнесённый Хироши Изояма Сиханом из Международной Федерации Айкидо, назвав Сайто « Миямото Мусаси наших дней»
Около 400 человек собралось, чтобы отпраздновать пол века посвящённые Сайто Сиханом айкидо, включая старых учеников, таких как Зензабуро Аказава и учеников со всей Японии. Можно было увидеть множество иностранцев, что позволяет бросить взгляд на международный характер деятельности Сайто Сихана.

«Одна семья созданная Ками; одна семья созданная айкидо»
(Выдержки из речи Сайто Сенсея.)

ueshoba-saitoСпасибо моему учителю, основателю Морихею Уесиба и его семье за то, что я смог настолько далеко пройти свой путь в айкидо.
Последние 50 лет были годами великой радости и трудности. Когда я стал учеником Уесиба Сенсея в далёком 1946 году, в додзё уже было несколько учидеши. Многие продолжили свои занятия, став учителями мирового уровня. Будьте уверены, они заставляли меня работать усердно, но также, они хорошо заботились обо мне.
В старые времена, жизнь учидеши состояла в подъёме до восхода солнца, чтобы помолиться и тренироваться, двух приёмах пищи за день, состоящих из рисовой каши и сладкого картофеля или таро. Оставшееся время мы проводили, работая на ферме. Многие из учеников того времени, присутствующие здесь сегодня, без сомнения, помогали О-Сенсею в работе на ферме. Он всегда просил людей о помощи, поэтому быть учидеши означало довольно тяжёлую работу. Я сам работал на Национальной Железной Дороге, поэтому через день мне удавалось улизнуть.
Основатель, бывало, решал вопросы по мере того как они приходили ему в голову, не уделяя особого внимания состоянию других людей или собственному хозяйству. Он бывало, вдруг, внезапно говорил: «Все приходите завтра, тут надо помолотить!» Конечно же, у каждого были свои собственные дела, но каким-то образом, в конце концов, все мы выделяли время на это. В конечном итоге, семпаи прекратили приходить в течении дня и никого не оставалось. Я приходил в додзё в любое свободное от смены на железной дороге время, но там никого не было. Основатель уже бывало был на поле. Когда я здоровался с ним, он говорил мне: «А. Ты пришёл» и тогда мы тренировались вместе, только мы вдвоём. Он был очень добр ко мне в этом.
Однажды Уесиба Сенсей сказал: «Сайто найди себе жену». К счастью, всё окончилось моей женитьбой на Сато. Я говорю к счастью, потому что я точно не был выгодным выбором в качестве мужа, и я не могу подумать, почему кто-то не хотел бы, в свою очередь, жениться на ней. Однажды мы решили всё относительно нас с ней, и Сенсей сказал: «Ты можешь устроить свадьбу в моём доме», что мы и сделали. Вскоре после этого, он сказал: «Теперь позаботься об этом месте» и немедленно уехал в путешествие в регион Кансей. Ну, я не знал, что делать, поэтому на следующий день я последовал за ним, разыскивая его по всей области Кансай и упрашивая вернуться. Из-за этого у нас так никогда и не было медового месяца.
26 января 1968 года жена основателя внезапно заболела и в конце концов на целый год была прикована к болезни. О-Сенсей беспокоился о ней, вглядываясь в её лицо и спрашивая её, как она себя чувствует. Когда она пыталась ответить, не смотря на это, у неё не было сил чтобы выговаривать слова, могла лишь произносить нечленораздельные звуки. Моя супруга, бывало, «переводила», спрашивая её «То, что вы сказали это так, правда?» и она произносила какие-то звуки в качестве согласия. Никто больше, включая её шестидесятилетнего мужа, не мог понять того, что она говорила; а моя жена настолько хорошо знала за 18 лет служения, что она понимала её. О-Сенсей говорил: «Сата, ты удивительна! Я и в подмётки тебе не гожусь».
Жена основателя умерла немного спустя его смерти в июне 1969 года. И я стал смотрителем и управляющим Айки Храма и Ибараги Додзё.
В то время я также обучал по воскресеньям в Хомбу Додзё. Однажды американец, практикующий там сказал мне, что он хотел более, чем что-либо другое, остаться в Ивама. Тогда не было никого, практикующего в то время в Ибараги Додзё, и я беспокоился оставляя это место пустым по ночам, поэтому я рассудил, что это было отличной возможностью. Этот человек стал первым иностранным учидеши здесь, и оказался прекрасным и в конце концов открыл свой собственный додзё в Сан Франциско. Он отправлял людей в Ивама каждый год, и спустя какое-то время они начали приезжать также и из Европы.
Около 25 лет назад, когда люди только начали говорить о мире и международной дружбе. Я осознал, что это была ситуация, хотя и в небольшом масштабе, которая начала формироваться вокруг меня. Люди с различным цветом волос, различными религиозными убеждениями или чем бы то ни было ещё, все живущие вместе без проблем и хорошо проводят время, объединённые айкидо. Это было как раз то, о чём говорил О-Сенсей: «Вселенная прекрасна, и мы являемся одной семьёй, созданной Богом».
Помню, когда я только начал практиковаться в айкидо, моей единственной целью было желание стать сильным в драке. В конечном итоге я осознал, насколько абсурдным было это, и я спрашивал себя, как это было возможно достичь значительно более широкой цели «всемирной семьи». Я решил, что это должно быть реализовано, через распространение гармонии и единства (ва).
Люди начали просить меня поехать за границу, и я побывал там, по крайней мере, 50 раз, и люди, более чем из 30 стран приезжали тренироваться в Ивама. Где бы я ни был, это выглядело как семья, в Ивама или по всему миру, люди, в своём большинстве, одни и те же. Спасибо основателю и спасибо айкидо, что мир становится одной семьёй, и жизнь становится всё более и более приятной.
И пока у меня есть силы, я призван правильно следовать учению основателя, борясь за мир во всём мире, дружбу между народами, и работая в направлении социального развития.

Служение жене основателя в течении 18 лет
(Сата Сайто, жена Морихиро, рассказывает о своём опыте)

Свадьба в доме О-Сенсея
Да, это были трудные времена, если вы думаете о них так, но я лишь делала то, что я считала своим долгом, как жены Морихиро Сайто. Я служила своему мужу, так, как мне казалось, я должна была это делать, и я служила его учителю и жене его учителя. Что бы не случалось, я бы никогда не поставила себя выше О-Сенсея и моего мужа. О-Сенсей однажды сказал мне: «Сайто мой ученик (деши), но ты нет», но я решила то же самое что и прежде, делать всё, что могу для их обоих.
Мы с мужем поженились в январе 1952 года. Очевидно, в тот день когда О-Сенсей велел моему мужу найти себе невесту. Когда его спросили, почему, он ответил: «Я с женой собираюсь в свой родной город в Танабэ, который я не навещал уже 40 лет. Мне нужен кто-то, чтобы присматривать тут в Ивама за всем. Но это место так велико, что это должен быть кто-то уже имеющий свою собственную семью».
Родителей моего мужа было не так легко убедить, и они не одобряли всего этого. Всё было бы хорошо, если он был способен выполнять работу, но если бы оказалось, что он не может этого делать, то вероятно, это было бы адски трудным оплатить. А О-Сенсей был нетерпеливым и говорил: «Сайто, если ты собираешься бездельничать, я найду кого-нибудь ещё. Я найду, кого-нибудь, кто мне понравится!»
В те дни женщины часто встречали своих предполагаемых мужей, даже никогда не будучи представленным им прежде. Вы просто отправлялись на встречу с кем-то, о ком вам говорили. Если вы находили человека приемлемым, вы выпивали чай, который вам предлагали; если он вас не устраивал, вы могли сказать это, оставив чашку нетронутой на столе.
В те времена, жениться на ком- либо за пределами префектуры было довольно трудно. Вы также должны были повиноваться пожеланиям ваших родителей, и было трудно выйти за кого-нибудь замуж без их одобрения. Домашнее хозяйство О-Сенсея было несколько более высокого класса, чем я привыкла, и я испытывала трудности в понимании того, что он говорил, поскольку он говорил на диалекте Кансай, который я прежде никогда не слышала. Так что у меня были довольно трудные времена во многих отношениях.
Было принято у невест, собирать волосы вверх, в причёску в стиле Шимада, поэтому женщины прекращали обрезать волосы к тому времени, когда они собирались стать невестами. У меня не было времени вырастить свои волосы, поскольку всё произошло очень быстро, поэтому я должна была использовать шиньён, чтобы была видна разница.
В старые дни жених должен был бы придти в дом к невесте и забирал её в свой дом, где и будет играться свадьба. Наша свадьба проходила перед Синтоистским алтарём (шинзен) в старом доме О-Сенсея, поэтому с того дня я вошла прямо в семью Уесиба. Такие люди, как Коичи Тохей, Кисшомару Уесиба и другие видные представители Айкикай присутствовали на церемонии.

«Сайто, я хочу, чтобы ты жил здесь!»
Мы поженились так скоро после войны, что распределение продуктов всё ещё было в силе. У О-Сенсея была своя собственная земля, поэтому его земельный надел не получал рисового рациона; мы должны были достаточно выращивать, чтобы прокормиться. Если бы мы не работали в поле, нам бы нечего было есть. Тогда О-Сенсей был ещё молодым и делал большую часть работы сам, но он также заставлял своих учеников помогать ему. Конечно же, большинство людей приходивших сюда были из семей фермеров, и поэтому у них были свои собственные поля и заботы о еде. Многие не могли позволить себе быть рядом с О-Сенсеем всё время. Когда приходило время урожая, О-Сенсей не мог ждать, пока остальные окончат сбор своего собственного урожая, так что он настоятельно просил их прийти помочь. По этой причине было очень трудно для некоторых людей продолжать практику в айкидо, и многие сдавались и переставали приходить.
Мой муж, напротив, был последним ребёнком в семье и работал на железной дороге. У него не было обязанностей на семейной ферме, о которых нужно было бы заботиться, поэтому я думаю, что О-Сенсей правильно нашёл его и положился на него.
Примерно за четыре месяца до женитьбы О-Сенсей: «Сайто, я хочу, чтобы ты со своей женой жили здесь», и он начал очищать самостоятельно землю от деревьев, приготавливаясь к нашему приходу! Несмотря на то, что у нас всё ещё не было разрешения от наших родителей, он уже был там и расчищал землю для нас! Земля была занята, преимущественно кунугу (король дубов), и не было никого поблизости, у кого было бы время помочь ему в её расчистке. (У нас не было ни одного шанса закончить расчистку даже после того, как мы обоснуемся, и работа всё ещё не была завершена при жизни О-Сенсея.) Этот дом был построен 28 сентября, если я не ошибаюсь. В конце концов, у наших родителей не было другого выбора, как согласиться на наш брак. И, конечно же, мой муж не мог возражать своему учителю, особенно после того, как он прошёл через все, выпавшие на его долю трудности. В те дни деши не могли не повиноваться своим учителям, в любом случае. Вот так мы и стали жить здесь. Сперва дом не имел надлежащей черепичной крыши, а был покрыт лишь соломой и корой кедра. Позднее, О-Сенсей дал нам землю, отчасти в благодарность за то, что мой муж помог ему уладить некоторые вопросы относительно окружающей собственности.

«Сата, успокой его!»
Поскольку Сенсей имел некоторое состояние и собственность, находились люди, говорившие разные вещи о причинах нашей преданности ему и его жене. Но О-Сенсей сказал мне: «Сата, я сказал всем деши уважать Сайто. Я сказал им, что он настолько уважаем, что для них было бы полезным даже пить чай сделанный из грязи из под его ногтей». Но были и такие случаи, когда кто-либо клеветал на него, в таком роде: «Сайто взял на себя такого рода ответственность лишь потому, что он положил глаз на ваши деньги». И даже несмотря на то, что до этого О-Сенсей говорил ему такие слова благодарности, он верил этому человеку, и говорил: «А вы правы. Этот Сайто действительно бессовестный, не так ли».
Ни и когда мой муж однажды услышал одно из таких замечаний, он пошёл к О-Сенсею и сказал: «Если Вы называете меня идиотом и дураком, я всё равно последую за Вами куда бы то ни было, я ваш преданный ученик. Но если Вы полагаете меня такого рода негодяем, то я не останусь здесь больше ни одной ночи. Я ухожу немедленно!» О-Сенсей и его жена умоляли его не уходить, говоря: «Сайто, подожди не уходи!»
Они знали, каким вспыльчивым он был, поэтому они сказали мне: «Сата, сделай что-нибудь, чтобы успокоить его!» Я сказала : «Прошу прощения, но если уж он что-то решит то я уже ничего не смогу сделать, чтобы изменить это». Но они продолжали говорить: «Не извиняйся, просто сделай что-нибудь, пожалуйста, заставь его остаться!»
Мой муж был работником железной дороги, поэтому он ездил на поездах бесплатно, что делало очень удобным для него путешествия с О-Сенсеем в его многочисленных поездках. Куда бы он ни отправлялся, он звал моего мужа с собой. Однажды мой муж сказал: «Пристите Сеснсей, но я просто не могу так много дней отнимать у своей работы». Услышав это, О-Сенсей сказал об этом Киния Фудзита (бизнесмену, который был тесно связан с Кобукай), чтобы он позвонил президенту железной дороги. Несколькими днями спустя, на станцию, где работал мой муж, поступил телефонный звонок от секретаря президента. Он сказал: «У вас работает человек по имени Сайто. Дайте ему недельный отпуск».
Даже, когда мой муж приходил домой с ночной смены, я никогда не видела, чтобы он спал на следующий день. Вместо этого, он всегда помогал О-Сенсею или тренировался.
Когда начал работать Айкикай, мы прекратили получать субсидии на удобрения от города, поэтому мой муж ходил в офис префектуры и получал субсидию на удобрения. Затем он нашёл компанию по производству удобрений, примерно в 20-ти километрах, где ещё оставалось немного удобрений, и потратил целый день, таская их на телеге туда-сюда пешком. В конце концов, в те дни, если вы не поддерживали на плаву свою ферму, вам было бы нечего есть. Помощь О-Сенсею в работе и работа в поле стали частью тренировок.

Мои дети очень помогали мне
Поскольку мой муж изучал у О-Сенсея то, что ему действительно нравилось, я чувствовала, что я должна оказать ему всяческую поддержку и помощь, на которую я только была способна; в противном случае, я чувствовала, что мне здесь не место. Именно поэтому я посвятила себя служению О-Сенсею и его жене, делала лучшее, на что была способна. С другой стороны, у меня тоже было четверо детей, которых нужно было поднимать, и не было никого, чтобы присмотреть за ними вместо меня. Иногда я брала их с собой, когда помогала О-Сенсею и его жене. Я всегда бегала повсюду, пытаясь уследить за всем и всё успеть. Я была так занята! О-Сенсей мог быть таким причудливым, так что дела, которые было необходимо сделать, появлялись неожиданно. Сегодня на Тайсай мы просто заказываем готовые обеды из Токио, но это относительное новшество. Мы должны были готовить всё своими руками. Мы должны были приготовить 300 коробок с секихан (рис с варёными красными бобами) к 10 утра, поэтому мои помощники приходили к 4 часам утра, и я всю ночь занималась приготовлениями.
Я проводила большую часть своего рабочего времени в поле, выдёргивая сорняки вокруг дома, и прислуживая О-Сенсею и его жене. С тех пор пока мы поженились, не было ни дня, когда бы люди не приходили, и не уходили. Единственное время, которое у меня оставалось на себя, это было время после 11 вечера. Я не думаю, что я когда либо сидела за столом, кушая со своей семьёй все три раза в день. Я даже не могу представить, насколько это было трудно для моих детей.
Чтобы помогать сводить концы с концами, после рождения моего старшего сына я брала работу на дом, очищая каштаны, которую я выполняла, когда возвращалась домой по вечерам. Иногда я могла почистить около 20 килограмм сама. Мой муж приходил домой только через день. Я не могла, подобно ему расслабиться за выпивкой. Только изредка, я ничего не могла с собой поделать и жаловалась ему, огорчая его. В моём случае, у меня было очень мало возможностей для расслабления и отдыха от всего этого.
Мои дети привыкли сами принимать ванны и готовить себе еду. Второй сын готовил школьные обеды и тому подобное, и старшие помогали мне присматривать за младшими. Их мать всегда отсутствовала, работая у О-Сенсея а их отец приходил домой лишь через день, поэтому они знали, что не могут быть зависимыми ни от одного из нас.. Фактически, это я немного зависела от них, и именно благодаря их помощи, я могла служить О-Сенсею и его жене.
Я чувствовала себя плохо из-за того, что не могла выполнять своих обязанностей, также, и по отношению к родителям моего мужа, так как я этого желала. Так сразу после окончания войны ситуация с продуктами всё еще была, довольно, плохой, и они заботились о моей старшей сестре и мне лучше, чем если бы мы были их собственными детьми. Я бы хотела, что-то сделать для них, но поскольку мой муж был младшим из четырёх мальчиков то на мне не, в действительности, не лежали такие обязанности. Поэтому я решила всю энергию, вместо этого, приложить к служению О-Сенсею и его жене. У меня не было свободного времени, поэтому я никогда так и не записалась в додзё, но трое моих братьев сделали это. А также. Как только моим детям исполнилось семь лет, я записала их.
Многие из учеников, которые приезжали в додзё попрактиковаться, бывало, сперва заходили к нам, чтобы поздороваться, но это портило настроение О-Сенсею, поэтому я всегда говорила им сохранять между нами то, что они заходили к нам. Конечно же, О-Сенсей не возражал, если бы они сначала приходили в додзё, а затем говорили ему, что они пойдут проведать нас.
О-Сенсей поднимался в 4.00 каждое утро, чтобы помолиться ками. В старые времена, между нами и станцией было только два или три дома, и говорили, что вы могли слышать его голос всю дорогу, по пути туда.
Младшая сестра О-Сенсея, Кику, часто останавливалась у нас. Она была очень добра ко мне. Она всегда складывала руки перед лицом (гасшо, жест уважения, благодарности и признательности) и говорила, «Мы очень благодарны за всё то, что Вы делаете для нашей семьи.» Я никогда не забуду её.
Однажды мою ладонь читал Шохей Кадовака известный предсказатель, который был учеником О-Сенсня. Будущий Премьер Министр и люди подобные ему, бывало, консультировались у него. Он пришёл в наш дом некоторое время после смерти О-Сенсея и сказал сме очень серьёзно: «Вероятно, я изучил 20000 рук, но я никогда не видел ни одной, которая бы говорила о такой преданности и самопожертвовании, как ваша. Невероятно!» Я даже никогда не говорила с ним, и всё же он прочёл это по моей ладони.

«Я люблю Ивама больше всего»
Год спустя, после того, как был построен новый Хомбу Додзё, жена О-Сенсея заболела и была прикована к постели ещё долгое время после этого. Какое-то время она оставалась в Ивама, но затем, было решено, что ей следует переехать в Токио, несмотря на то, что она не хотела этого. «Я останусь здесь!» говорила она. Мой муж и я поехали навестить её во время её болезни, и когда пришло время уходить, мы встали и сказали: «Ну, Оку сан, теперь мы должны уходить. Мы вернёмся, так, что берегите себя». Но она так сильно ухватилась за мою руку, что это почти что причинило мне боль, и продолжала держать её. Я полагаю, что она была так сильна от прополки и другой работы по дому.
Когда бы О-Сенсей не возвращался домой из одной из его поездок, он всегда говорил мне: «Сата, не важно, куда бы я не поехал, Ивама всё же лучше всего». И иногда он, бывало, рисовал круг на земле бокеном, который он держал в руках и говорил: «Ивама это центр мира. Пока вы оба здесь, я удовлетворён. Это место я люблю больше всего».
Стыдно, что так много людей знают о жизни О-Сенсея здесь в Ивама, и что он говорил, что считает это место центром мира.
Иногда О-Сенсей был резок в словах, но глубоко в сердце он был добрым человеком. В свои лучшие моменты он был как Будда и камисама объединённые вместе. Даже если выражение его лица было суровым, как обычно, ему нужно было только улыбнуться вам, чтобы вы узнали, каким поистине чутким человеком он был. Я всё ещё могу видеть его, когда бы я ни закрывала свои глаза.

Пятидесятилетие Морихиро Сайто в Айкидо
Стэнли Пранин

Немногие сегодня могут похвастаться, что практиковали айкидо 50 лет. Ещё меньше могут утверждать, что провели около 20 лет в качестве непосредственного ученика основателя Морихея Уесиба. И ни один не продемонстрировал более совершенного мастерства во всём техническом репертуаре айкидо, чем 9-й дан Морихиро Сайто. История того, как Морихиро Сайто достиг своего выдающегося положения среди большого количества выдающихся учителей, является поразительной хроникой. Сайто является классическим случаем человека, который появился на сцене как раз в подходящий исторический момент и обладал редкими качествами для того, чтобы значительно обойти в своих достижениях равных ему по положению.

Представление к айкидо
Морихиро Сайто был тощим, не впечатляющим парнем 18 лет, когда он впервые повстречал Морихея Уесиба в сонной деревеньке Ивама в июле 1946 года. Вторая Мировая Война недавно закончилась и практика воинских искусств была запрещена оккупационными властями. Основатель «официально» удалился в Ивама с 1942 года, хотя в действительности он был занят интенсивными тренировками и медитациями в этом изолированном месте. В действительности, именно в годы проживания в Ивама Морихей Уесиба был погружён в процесс совершенствования современного айкидо. Среди горстки близких учеников, в те сложные времена, были Кисшомару Уесиба, Коичи Тохей, Тадаши Абэ и несколько местных, проживающих в Ивама. Молодому Сайто с самого начала была оказана поддержка, и он должен был молчаливо вести интенсивные, часто болезненные тренировки. Сайто вспоминает те ранние годы, когда практика сувариваза на деревянном полу додзё продолжалась бесконечно долго, оставляя на коленях кровоподтёки и нагноения. Что ещё ухудшало его положение, так это то, что как новичок он испытывал на себе бесконечные мощные техники от таких сильных старших учеников как Тохей и Абэ.

Тренировки у основателя
Постепенно, однако, упорство Сайто принесло плоды, и за несколько лет он стал одним из оплотов деревенского додзё Уесиба. Более того, у него было преимущество в том, что он был работником Японской Национальной Железной Дороги с рабочим графиком 24 рабочих часа и 24 часа свободных, которые оставались ему для того, чтобы провести их со своим учителем. В дополнение к тому времени, которое он проводил в додзё, Сайто должен был помогать основателю во всех аспектах его повседневной жизни, включая выполнение многочисленных хозяйственных работ и работ по ферме. Хотя работа и требовала многих сил, и Уесиба был строгим наставником, его наградой стала уникальная возможность служить партнёром по тренировкам основателя, и отчасти в практике айки кен и айки дзё, больше чем 15 лет.
Отношения основателя и Сайто стали настолько близкими спустя несколько лет, что Уесиба велел своему молодому ученику жениться и построил для него дом на своей собственной земле. Свадьба Сайто состоялась в январе 1952 года, и он и его молодая невеста, Сата, с тех пор служили рука об руку основателю и его престарелой жене, Хатсу, всю их оставшуюся жизнь.
К концу 50-х годов Сайто стал очень энергичным человеком и одним из старших шиханов системы Айкикай и регулярно обучал в Ивама Додзё в отсутствие Уесиба. Более того, он начал ежедневно преподавать в Айкикай Хомбу Додзё в Токио, начиная с 1961 года, и был единственным учителем, кроме основателя, которому было разрешено преподавать там техники оружия. Занятия Сайто стали невероятно популярны, и множество Токийских учеников собирались по воскресениям утром, чтобы попрактиковаться в тайдзюцу, а также айки кен и айки дзё. Когда Уесиба скончался в апреле 1969 года, Сайто стал главой Ивама Додзё а также смотрителем Айки Храма, который Уесиба построил поблизости. Каждый год с тех пор в Апреле 29 числа, в храме проводится церемония в память о смерти основателя.

Публикации технических руководств
Публикация 1973 года первая из пятитомной коллекции технических руководств на японском и английском языках утвердила репутацию Сайто как наиболее выдающегося мастера айкидо. Эти книги содержат сотни техник айкидо, включая тайдзюцу, айкикен и айки дзё и каэсиваза. Эти руководства представляют собой систему классификации и спецификации техник айкидо, которые с тех пор получили широкое признание. К сожалению, публикация этой серии была преждевременно остановлена на пятом томе.
В 1994 году Сайто начал публикацию новой серии технических руководств, озаглавленных Такемусу Айкидо в сотрудничестве с Айки Ньюс. Уже увидели свет три тома этой серии, которые охватывают полный спектр техник айкидо, практикуемых в Ивама.

Поездки заграницу
В 1974 году Сайто предпринял свою первую инструкторскую поездку за границу в Соединённые Штаты. Автор присутствовал на семинарах в Северной Калифорнии и хорошо помнит изумление участников энциклопедическими знаниями Сайто в техниках айкидо. Это усиливалось его чёткой методикой преподавания, дополненной многочисленными жестами, сделавшими услуги переводчика почти ненужными. С тех пор Сайто путешествовал заграницу боле 60 раз, и имел значительно больше приглашений, чем позволяли ему принять его время и энергия.
Популярность книг Сайто и его частые заграничные поездки привели к тому. Что Ивама стала Меккой для современных айкидок, желающих интенсивно тренироваться и приобрести опыт в использовании айки кен и айки дзё. Спустя годы, буквально сотни учеников приезжали сюда из-за границы и порой иностранные ученики превосходили количеством их японских коллег в Ивама Додзё.
Возможно, секретом успеха Морихиро Сайто Сенсея среди энтузиастов заключается в его уникальном подходе к искусству, который является смесью традиции и нововведений. С другой стороны, он всецело посвятил себя сохранению в неизменном виде техник, унаследованных у основателя. Таким образом, Сайто видел себя мостом, соединяющим современных практикующих айкидо с первоначальным айкидо Морихея Уесиба, которое он развил в Ивама. В то же самое время Сайто продемонстрировал огромный творческий потенциал в организации учебной программы айкидо, раскрыв тем самым самые глубокие принципы и скрытые взаимоотношения среди бесчисленного количества техник. Сегодня Морихиро Сайто продолжает придерживаться напряженного графика утренних тренировок, посвящённых айки кен и айки дзё и основной практике по вечерам, где он обучает техникам тайдзюцу. Также, в Ивама Додзё ежегодно проводятся несколько университетских семинаров, практика, которая продолжается ещё со времён, когда был жив основатель. Сайто непрерывно оттачивает свою технику и изобретает новые методы тренировочной практики, чтобы сделать его методы тренировок более эффективными. Сын Сайто, Хитохиро (6-й дан) сам является мастером в выполнении техник и талантливым учителем. Молодой Сайто постепенно принимает на себя всё большую и большую ответственность, поскольку интерес к Ивама айкидо вырос во всём мире.
В мире айкидо сегодня, существует всевозрастающая тенденция расценивать это искусство, прежде всего, как «оздоровительную систему», а эффективность техник айкидо выделяется слабо. В этом контексте, мощные и точные техники Морихиро Сайто в значительной степени помогают, благодаря его усилиям и усилиям ещё некоторых людей, тому, чтобы айкидо могло гордо заявлять права на то, чтобы считаться истинным будо. Айкидо Джоурнал присоединяется к поздравлениям Морихиро Сайто Шихана с его пятидесятилетием в айкидо и выражает свои искренние пожелания здоровья, с тем, чтобы продолжать идти по дороге айки ещё долгие годы!

Памяти Сайто Сенсея
Казуо Чиба

Мир айкидо перенёс ещё одну огромную потерю со смертью Морихиро Сайто Шихана, который скончался 13 мая 2002 года. Он долгое время был последователем и одним из старших учеников основателя Морихея Уесиба, и служил смотрителем Храма Айкидо в Ивама, префектура Ибараги, Япония. Его выдающееся влияние можно увидеть прямо и косвенно почти что в каждой части земного шара.
Поскольку он часто называл своё искусство «традиционным айкидо», его искусство несомненно носило печать прямой передачи от О-Сенсея и его сущности, также, как и с перспективы исторического факта.
У меня была счастливая возможность обучаться искусству у Сайто Сенсея, обучавшего в то время, когда я стал учидеши в Ивама Додзё в конце 50-х годов, так же, как в то время, когда он был приглашён обучать в Хомбу Додзё по воскресеньям раз в месяц в начале 60-х годов.
Я всё ещё могу слышать звук его шагов, приближающихся к додзё от его дома в Ивама, который был на расстоянии не далее чем 50 метров, по утрам для утренних тренировок. Когда этот особенный звук гета (деревянных сандалей) доносился сквозь замёрзшие сосны, я должен был усилием воли заставить себя проснуться, думая: «Вот он идёт». Я должен был подготовиться не только к тренировке на мате, но также убедиться в том, что всё сделано в точности так, как должно быть. Ни единой вещи, ни тончайшей детали не должно было быть упущено, никогда.morihiro-saito-statue-project
Сайто Сенсей привык заботиться об утренних и вечерних занятиях в Ивама, когда он не был занят на своей работе (он работал на систему национальной железной дороги).
О-Сенсей, также обучал на вечерних занятиях, время от времени, или приходил чтобы понаблюдать за занятиями. Он сидел перед камидза с глазами как у орла, молчаливый и неподвижный, в то время, как Сайто Сенсей вёл занятие. О-Сенсей часто выделял важность котай-кейко, что по японски означает «жёсткий», но также в действительности это значит быть твёрдым, энергичным, наполненным силой, без сдерживания силы, без игры.
Тренировки и атмосфера в Ивама были не только отличными от того, с чем я сталкивался в Хомбу Додзё а были, в значительной степени, противоположны этому. Поскольку тренировки в Хомбу делали сильный акцент на течении ки, естественно, сперва это приводило меня в замешательство.
Большинство тренирующихся в Ивама Додзё представляло собой местных фермеров, рабочих тяжелого физического труда, проводящих целый день на поле. У них были широкие кости и огромная физическая сила, разновидность мужества близкого к храбрости. Всё вместе это было весьма отличная культура от Хомбу Додзё в Токио. Поскольку это столица Японии, тренирующиеся в Хомбу преимущественно представляли собой рабочих с белой кожей, интеллектуалов, бизнесменов, политиков и студентов университетов.
Любой , приезжающий в Ивама Додзё из города, должно быть выглядел бледным и слабым в сравнении с занимающимися в Ивама. В действительности ученики Ивама обращались с нами, приехавшими из Хомбу, соответственно и бросали нам вызов своей энергичностью. Это был вопрос выживания учеников Хомбу Додзё, включая учидеши Хомбу, подобных мне. И Сайто Сенсей был на вершине этой горы, на которую вам нужно было добраться, используя все свои силы.
Естественно, что Ивама не была популярным местом среди учидеши из Хомбу, не только благодаря тому вызову, который им бросали, но также из-за многочисленных ежедневных обязанностей для учидеши. Которые включали в себя работы в поле на ферме, забота о додзё и храме, и наиболее трудную часть, заботу об О-Сенсей и его жене. Это оказалось невыносимым для большинства парней из города, которые привыкли к требованиям роскоши городской жизнь.
Также О-Сенсей, время от времени, обучал в лесу вне додзё в дневное время. Тренировки преимущественно состояли из энергичных Ёкоги-учи, одиночной и парной практики. Традиционно, это является тренировочной системой, хорошо известной в школе Дзиген в Кагошима, на юге Японии, в которой практикующиеся продолжительно наносят удары по связкам свежесрезанных веток, которые лежат на деревянных козлах. Когда я впервые оказался на такой тренировке, я стёр кожу на своих ладонях и кровь текла 10 минут.
Казалось, что Сайто Сенсей всегда ощущал присутствие О-Сенсея, вне зависимости от того, присутствовал ли О-Сенсей физически в Ивама или нет. Сайто Сенсей не показывал разницы в его учении, но он всегда делал акцент на основе в котай-кейко.
Я хорошо помню одну демонстрацию, которую он проводил с другими старшими шиханами перед О-Сенсеем по случаю празднования Нового Года в Хомбу Додзё.
Он делал только катадори от иккё до ёнкё, в точности просто так же, как мы обычно делали это на занятии. Он хорошо знал, что опасно было делать что-либо ещё перед О-Сенсеем.
Я очень хорошо отдаю себе отчёт в том, каков тот огромный вклад и услуга, которые Сайто Сенсей оказал миру айкидо. Лично я чувствую, что он был не только одним из величайших учителей Айкидо, но также и оказал огромную помощь О-Сенсею и его жене в последние годы их жизни. Было очевидно, что это было отражением глубокого уважения и преданности своему учителю.
Я часто думаю о том, хватило ли бы у меня душевных сил, чтобы самому пойти на такого рода личную жертву и такое количество труда, на которую не пошли бы даже многие члены семьи.
Это не было простой задачей, особенно если знать характер О-Сенсея и его жены. Ценности их жизни были столь далеки от сегодняшней Японии. Когда я думаю о тех временах, я могу лишь догадываться, что должно быть что-то стояло за тем уважением и преданностью, которые Сайто Сенсей испытывал по отношению с своему учителю. Я могу лишь думать, что это было нечто вроде эстетики, с которой он был воспитан и которую он унёс с собой в сердце, когда умер. Я вижу в этом классическую иллюстрацию красоты воплощённой сущности пути воина.
По мере того, как меняются поколения, эта частная история жизни Сайто Сенсея имеет тенденцию забываться или игнорироваться, ставя её на задний план официальной истории Айкидо, как она интерпретируется официальными кругами. Это очень личная часть истории Айкидо – его достоинство, вместе с жертвой, которую принесла его семья – заслуживает того, чтобы к ней относились с уважением и благодарностью, как будто вы сами были свидетелями этой части истории, и видели всё своими собственными глазами.
Итак — это элегия, которую я хотел бы посвятить Сайто Сенсею, в его честь. Я молюсь всем своим существом за его вечный покой.

Гасшо
Т.К.Чиба
Сан Диего Калифорния 16 мая 2002 года

Вспоминая Морихиро Сайто
Стэнли Пранин

Введение
В течении многих лет я много раз писал статьи о своём учителе в айкидо Морихиро Сайто, которые были опубликованы в Айки Ньюс и Айкидо Джорнал. В течение всего этого периода, однако, у меня была убеждённость в том, что этот гигант среди людей занят своим обучением и обязанностями, связанными с заботой в Ивама или же где-то вдали от дома в далёкой части земного шара делится своими энциклопедическими знаниями об айкидо с его иностранными учениками. Он всегда был там.
Теперь снова пришло время взяться за перо и написать о Сайто Сенсее, зная, что его больше нет с нами, чтобы вести и учить нас, но что мы должны знать тот урок, который он нам преподал и наши коллективные воспоминания послужат нам руководством к действию.
Горечь, которую я почувствовал, когда скончался Сенсей, и чувство физической утраты, конечно же, остались. В то же самое время, работая над этими воспоминаниями, я снова и снова воспроизвожу в памяти эту заполненную событиями, волнующую жизнь, которую вёл Сайто Сенсей. Я обнаруживаю, что меня переполняют радость и гордость от того что, особым образом прикасался к его жизни и работе.
Сайто Сенсей был человеком, который появился на сцене айкидо как раз в нужное время при нужных обстоятельствах. Представьте себе удачу повстречать Морихея Уесиба О-Сенсея в возрасте 18 лет, и провести более 2-х десятилетий, обучаясь и совершенствуясь под опекой такого вдохновенного гения. Представьте себе участие в первых шагах и распространении айкидо в качестве международного явления. Ещё представьте глубокое чувство удовлетворения, которое должен был испытывать Сенсей, видя тысячи и тысячи энтузиастов Японцев и иностранных учеников, приезжающих учиться в Ивама Додзё и посещающих его семинары по всему миру.

Поистине богатая жизнь!

Первое впечатление о фильме
Моё первое воспоминание о Морихиро Сайто датировано примерно 1968 годом, когда я посмотрел 8-ми миллиметровый фильм одной из ранних Всеяпонских Демонстраций Айкидо. Я, полагаю, это была демонстрация 1964 года. Нечёткое изображение Сенсея выхваченное фильмом было среди огромного количества людей хаотически перемещавшихся по сцене, тогда как атакующие, казалось, были простыми игрушками.
Один из несчастных уке влетел в занавес на сцене, перед этим бесцеремонно скатившись с мата с глухим стуком. Даже несмотря на то, что фильм был без звука, вы могли представить себе те охи и ахи, которые это устрашающая работа, должно быть, вызвала у аудитории. Демонстрация Сенсея впечатлила меня тем, что будучи довольно грубой, она зачаровывала такой демонстрацией явной грубой силы. Это был определённо джентльмен свободно державшийся на мате, с кем наши пути должны были пересечься!

Первая встреча с Сенсеем в Хомбу Додзё в 1969 году
Мое первое впечатление, когда я увидел Сайто Сенсея впервые во плоти в Токио летом 1969 года, оказалось полностью ошибочным. В том году я провёл десять недель, тренируясь во вновь отстроенном Айкикай Хомбу Додзё, где Сенсей проводил Воскресенье утреннее занятие. Он обучал в Айкикай Хомбу Додзё с начала 60-х годов и наслаждался множеством последователей.
С первого взгляда, Сенсей напомнил мне грубого фермера, только что из сельской местности. Он был тучного телосложения, весил примерно 210 фунтов, ростом пять футов шесть дюймов. У него был глубокий баритон и зубы очень нуждающиеся в работе дантиста. Но, Боже мой, когда этот человек двигался, он был воплощением грации и мощи!
На занятиях Сайто Сенсея зал всегда был заполнен, и он наслаждался репутацией, возможно, прекраснейшего технического преподавателя в Хомбу Додзё тех дней. Его объяснения были ясны и методичны, по сравнению с большинством других учителей Хомбу, которые просто демонстрировали технику, с минимальным количеством комментариев. Он всегда улыбался и перемещался по додзё, уделяя много персонального внимания ученикам. В дополнение к его превосходному тайдзюцу, Сайто Сенсей также проводил заключительную часть занятия, обучая айки кен и айки дзё, а затем группируя их в серии парных ката. Я полагал, что его система взаимоотношения тайдзюцу и оружия была гениальной, и надеялся, что у меня будет шанс, что мне в будущем предоставится возможность еще потренироваться в этом виде практики.
Я сделал несколько роликов на 8-ми миллиметровую плёнку, которые запечатлели атмосферу этой замечательной практики. С одной стороны я установил камеру так, что мог снимать весь додзё. Было необычно видеть так много учеников на мате в те дни.

Первый визит в Ивама
Один из моих американских друзей, Билл Витт, которого я встретил раньше в Калифорнии, жил в Японии и тренировался в Хомбу Ходзё. Он был очень внимателен к подходу к айкидо Сайто Сенсея, и хотел посетить Сенсея в Ивама. Билл пригласил меня составить ему компанию в поездке в сельскую местность, чтобы встретиться с Сайто Сенсеем и увидеть Ивама додзё и Айки Храм. Я охотно согласился, и мы сели на линию Джодан от станции Уэно одним жарким, душным утром в Июле.
Сайто Сенсей вёл индивидуальное занятие, когда мы приехали, и пригласил нас посмотреть. После тренировки он поболтал с нами около часа, и был очень гостеприимным. Мои знания Японского языка, в тот период, были очень поверхностными, поэтому я преимущественно слушал беседу Билла и Сенсея, не будучи в состоянии понять большей части беседы.
Эта встреча оказалась судьбоносной, поскольку Билл начал посещать Сайто Сенсея часто и вскоре, к началу 70-х годов, другие иностранные ученики последовали за ним и начали жить в Ивама Додзё в качестве учидеши. Среди первых иностранцев, тренирующихся в додзё в этот период были Ганс Гото, Дэвид Александер, Дэннис Татоян, Брюс Клинкштейн, все из США, и Ульф Эвенас из Швеции. Это было начало традиции тренировочных визитов, буквально, тысяч зарубежных айкидок, которые проводили в Ивама от нескольких дней до нескольких лет практики. Это также привело к тому, что Сайто Сенсей получил множество приглашений обучать в иностранных государствах. Фактически, я думаю, были только один или два года за период с 1974-2001, когда он не путешествовал за границу. И хотя у меня были самые благоприятные впечатления о Сенсее после моих летних тренировок в Японии, всё ещё были другие Японские учителя, которые привлекали меня, на этом этапе, у меня не было не малейшей идеи относительно того, чтобы, хоты бы, один день провести, обучаясь в Ивама.

Калифорнийский семинар 1974 года и интервью
По возвращении в Калифорнию, я был немедленно призван на службу в армию США, и служил в течении трёх лет. Я уволился из Монтерей, Калифорния и обучал айкидо там и в других местах в северной Калифорнии, в течении нескольких лет.
Я, конечно же, не видел Сайто Сенсея со времени моей поездки в Японию в 1969 году, но мой интерес к его подходу к айкидо разгорелся, когда он начал публикации пятитомника технического руководства, озаглавленного Традиционное Айкидо в 1973 году. Эти книги были опубликованы Минато Ресёч, возглавляемым учеником Сайто Сенсея по имени Тетсутака Сугавата. В Калифорнии, мы с нетерпением ждали появления каждого нового тома. Эта серия содержала хорошо составленные технические серии, ясные объяснения и комментарии в двуязычном формате, и множество прекрасных старых фотографий О-Сенсея. База айки кен и айки дзё, также была представлена там, и я помню, как я пытался работать последовательность ката со своими студентами, используя его книгу в качестве руководства. Также Сайто Сенсей был настолько добр, что отправил в дар, подписанные копии его первых томов нескольким инструкторам в северной Калифорнии, включая меня.
Это было волнующее событие, когда Сенсей путешествовал впервые заграницу в Октябре 1974 года в северную Калифорнию. Уке Сенсея и его попутчиком в этой поездке был Шигеми Инагаки Сенсей, внушительный айкидока. Дэвид Александр и Деннис Татоиан также сопровождали его из Японии. Несколько его ранних иностранных учидеши, включая Билла Витта, Брюса Клинкштейна и Ганса Гото базировались в северной Калифорнии, и Сенсей был приглашён ими по этому случаю проводить семинары. Он проводил последовательно семинары в старом Айкидо Сан Франциско и в Стэнфордском университете 5- 6 и 12-13октября, соответственно. Ниже приведён отрывок из репортажа. Который я написал в раннем издании Айки Ньюс от Октября 1974 года:

«Эффективность Сайто Сенсея, как учителя, была поистине замечательна. И это достигалось без знания языка его учениками. Его метод преподавания состоял, прежде всего, из демонстрации конкретных техник в замедленной скорости с минимумом комментариев. Всё это вкупе с внимательным группированием родственных движений, обеспечивало хорошо-сфокусированную перспективу множества аспектов системы Айкидо.
Присутствующие не могли не заметить замечательное равновесие, продемонстрированное Сайто Сенсеем на протяжении обоих гасшуку, как на татами, так и за его пределами. Он оставался центрированным и спокойным, невзирая на тот факт, что он впервые оказался в другой культурной среде. Примечательной была также выдающаяся выносливость Сайто Сенсея. Он полноценно участвовал во всех сессиях, инструктируя учеников индивидуально и выполняя падения. Он оставался терпеливым и в то же самое время энергичным, в течение многих часов интенсивной тренировки двух гасшоку. Влияние его присутствия и манеры обучения было очень велико, и продолжало резонировать в этой области ещё долгое время после его отъезда…»

Я был достаточно удачлив, имея возможность провести короткое интервью с Сайто Сенсеем в Стенфордском Университете, с Катсавара Терасава в качестве переводчика. Это интервью появилось в июльском номере Айки Ньюс 1975 года, бывшего маленьким информационным листком в свои ранние годы.
Был особенный эпизод из этого путешествия, который я никогда не забуду. Сенсей проводил занятие в Айкидо Сан Франциско, и демонстрировал технику кокюнаге, если я не ошибаюсь. Его уке был Дэвид Александер. Сенсей бросил Дэвида горизонтально но не рассчитал расстояние. Как раз в середине броска, когда стало ясно, что Дэвид врежется в людей, стоящих поблизости, чтобы лучше рассмотреть технику, Сенсей выбросил свою левую руку и поймал Дэвида в воздухе, предотвратив столкновение. Никто не мог поверить в увиденное. Сенсей обладал острым вниманием, молниеносной реакцией и физической силой, необходимыми для совершения такого подвига. Я никогда не видел ничего подобного ни до этого, ни после того.

Переезд в Японию
В то время я руководил додзё и пытался сделать преподавание айкидо средством к существованию, но было трудно достичь финансового благополучия в маленьком городе, ещё не очень хорошо зная Айкидо. В 1976 году я принял решение перебраться в Японию насколько это было возможно скорее. Фактически я покинул США в Августе 1977 года и сперва остановился в Ивама Додзё.
Я бы хотел сказать здесь, о том, почему я избрал обучение у Сайто Сенсея в Ивама , в противоположность тому, чтобы жить и тренироваться в Токио или другой части Японии. Все остальные факторы были равны между собой, я бы конечно не хотел оставаться в сельской местности префектуры Ибараги. Пища, стиль жизни и менталитет были полностью чужды той жизни, к которой я привык в Калифорнии. Фактически, для иностранца в Ивама было совершенно не чем больше заняться кроме практики Айкидо.
Более того, я знал, что я не хочу также становиться учидеши. Проведя три года в армии, я навсегда излечился от желания снова помещать себя в ситуацию коммунального проживания! Всё кончилось моим шестидневным пребыванием в Ивама Додзё, непосредственно сразу после моего приезда, тем не менее. Я знал, что эта ситуация была временной, поэтому я ощущал небольшое психологическое давление, находясь в додзё.
Основной причиной выбора Ивама была непреодолимая притягательная сила айкидо Сенсея. Этот человек был одарённым учителем и мудрецом в технике. Каждое занятие, которое он проводил, было организовано вокруг тем, лёгких для понимания. Его движения были очень чёткими, а его объяснения логичными. Он также часто вспоминал своего учителя Морихея Уесиба и предлагал перечень «куден» О-Сенсея, с тем, чтобы напомнить нам о ключевых технических моментах. Напоминания о том, что это был частный додзё основателя, присутствовали повсюду. Огромное количество личных вещей О-Сенсея, можно было обнаружить в его доме, который непосредственно прилегал к додзё. Также там был безмятежный Айки Храм, расположенный неподалеку, смотрителем которого был Сайто Сеннсей. Занятия в айки кен и айки дзё проходили перед храмом практически каждый день.
Также, там были и другие прекрасные учителя, с которыми я также тренировался, но я полагал, что подход Сенсея в наибольшей степени подходил к моему методическому способу восприятия реальности, и у меня было сильное предчувствие, что практика айки кен и айки дзё привнесут новое измерение в моё айкидо.

Тренировки в Ивама в конце 70-х годов
Коль скоро я нашёл работу учителя Английского языка неподалеку в Мито, я переехал из Ивама Додзё в маленькие апартаменты в Тсучиура. Я мог тренироваться в додзё около 4-5 раз в неделю. В те дни, Сенсей всегда проводил утренние тренировки с оружием перед Айки Храмом, и большинство вечерних занятий в додзё. Даже не смотря на то, что я посещал его занятия несколько раз в неделю, я помню, как я поражался логичности и организованности объяснения его техник. Его способность организовывать обширную программу айкидо в легкодоступные сегменты была великолепна.
Я часто посмеивался, что Сенсей должно быть не выходец из бедной фермерской деревеньки Японии, а скорее рождён в состоятельной семье в большом городе. Казалось, что он получал огромное удовольствие от этих замечаний. Даже несмотря на то, что замечания были шутливыми, я серьёзно относился к каждому слову. Поистине, его подход к систематизации и деталям был потрясающим.
Занятия Сенсея всегда начинались с тай-но-хенка и моротедори кокюхо и заканчивались сувариваза кокюхо. Он напоминал нам о том, что О-Сенсей всегда проводил свои занятия в Ивама таким образом и он следовал этой традиции. Он настаивал снова и снова на том, что его основной целью в обучении айкидо было сохранение и распространение техник основателя в чистой форме. Сенсей часто упоминал, что он и его жена Сата провела 23 года служа О-Сенсею и его жене Ната, и что он продолжал служить основателю и распространять его техники до последнего вздоха. И так он и поступал.
Сенсей осознавал критику, которая гласила, что «Ивама Айкидо» чрезмерно сосредотачивалась на базовых движениях и была слишком статична в выполнении техник. Иногда он давал последовательности, начиная с самых базовых элементов, выполняемых на раз-два-три, а затем демонстрировал, по возрастающей, более продвинутые техники, доходя, в конце концов, до ки но нагарэ. Затем он, бывало, демонстрировал несколько различных уровней ки но нагарэ, до тех пор, пока, на высшем уровне, было заметна лишь тень движения выполняемого мгновенно. Он мог в действительности продемонстрировать продвинутые движения, когда он этого хотел.
Это было похоже на то, что он говорит: «Взгляните-ка, эти люди критикуют Ивама Айкидо, даже не попрактиковавшись в нём непосредственно. Они говорят, что всё, что мы делаем – это основы. Хотел бы я посмотреть на то, как они выполнят техники на всех этих различных уровнях. Они действительно собираются изучить эффективные техники, перескакивая через основы? Они пытаются начать тренировки, практикуясь в техниках ки но нагарэ с самого начала. Это большая ошибка!»
Я слышал Сайто Сенсея говорящего такие замечания в течение многих лет, как на тренировках, так и в частной беседе.
Ещё одна вещь, которую он любил демонстрировать, было взаимоотношения между техниками тайдзюцу и техниками с оружием, в особенности с кен. Базовые техники подобные шихонаге, котэгаеши, ириминаге имели соответствующие аналоги в технике использования меча. В такой же степени, как шоменучи, ёкоменучи и тсуки были простой адаптацией базовых рубящих и колющих движений с мечём.

Сомнения в подлинности техник Сайто Сенсея
Сайто Сенсей был очень добр ко мне с самого начала моего пребывания в Ивама. Он знал, что я был другом Билла Витта и хорошо помнил, что я брал у него интервью несколькими годами раньше в Калифорнии. Более того, он в значительной степени поощрял меня в моих исследованиях истории айкидо. Моё знание японского языка, к тому времени несколько улучшилось, и я мог беседовать с ним лицом к лицу довольно часто. Оглядываясь назад, я должно быть выглядел немного нетерпеливым, поскольку, хотя я и был всецело предан его подходу к айкидо, я всё ещё ощущал, что он произвёл значительные изменения с техниками, которые он изучал у О-Сенсея. Поскольку Сайто Сенсей постоянно повторял, что он обучал техникам в том виде, в котором он изучал их у основателя, существовало некоторое противоречие, которое я для себя не мог решить.
Кок бы то ни было, неуклюже, мне удалось высказать Сенсею ту дихотомию, которую я ощущал между его айкидо и айкидо О-Сенсея. Я выделял, что техники О-Сенсея, сохранившиеся в фильме, выглядели весьма иначе, чем техники, которым обучал Сайто Сенсей. Сенсей был по-настоящему удивлён моими заключениями, и вероятнее всего моей бесцеремонностью в прямом выражении моих мыслей, тем, что, как я уверен, японские ученики никогда бы себе не позволили.
Сенсей сказал мне, что причиной такого различия было то, что О-Сенсей осознавал возможность того, что его будут снимать на публике, и намеренно не демонстрировал техники в том виде, в каком он обучал их в Ивама. Он добавил, что О-Сенсей был подобен старым мастерам воинских искусств, которые скрывали бы свои техники от широкой публики. Но всё ещё, я оставался неудовлетворённым его ответом в течение нескольких лет.

Первые фотоснимки
Через год после того, как я начал тренироваться в Ивама, я спросил Сайто Сенсея попозировать для серий технических фотографий, для использования их в Айки Ньюс и публикации пары технических буклетов. Он согласился сделать это, и мы отсняли около 10 плёнок в ноябре 1978 года. Эти фото появляются в некоторых из ранних выпусков журнала и таким образом мы выпустили два коротких технических руководства. Одной из моих целей в предложении этого проекта состояла в том, чтобы разжечь интерес в возобновлении серии Традиционное Айкидо, которая осталась незавершённой.

Поездка в США и Канаду в 1979 году
Для меня было большой честью, когда Сайто Сенсей впервые попросил меня поехать с ним за границу в США и Канаду в Августе 1979 года. Мы участвовали в летнем лагере Федерации Айкидо Соединённых Штатов, спонсированным Митсунари Канаи Сенсеем и Ёсимитсу Ямада Сенсеем, проходившем в Бостоне, Масачусец и Нью Йорк Сити, соответственно. Сайто Сенсей был хорошо принят на восточном побережье в его первый приезд, и большинство айкидок, посетивших семинар, видели его тренировки с оружием впервые.
Я хорошо помню две наши встречи и беседы с Нобиоши Тамура Сенсеем иТики Шеван Сенсеем из Франции в Нью Йоркском Айкикай, как раз перед летним лагерем. Ещё одним замечательным воспоминанием был вкуснейший обед из морепродуктов в Бостонской гавани, проведённый с Сайто Сенсеем, Ямада Сенсеем, Канаи Сенсеем, Брюсом Клинкштейном, за которым мы беседовали до поздней ночи на все возможные темы касательно айкидо.
Сенсей также провёл семинар в Калгари, Альберта, Канада, во время своего путешествия. Такедзи Томита Сенсей присоединился к нам из Швеции и ассистировал Сайто Сенсею в качестве уке. Мы также получили удовольствие от поездки в Баниф, известный курорт находившийся неподалеку. Я действительно получил массу удовольствия, путешествуя с Сенсеем, и обладая полным объёмом времени для разговоров с ним об О-Сенсее и его первом опыте в айкидо. Он был настоящей энциклопедией всего, что касается послевоенных лет в Ивама и раннего периода Айкикай. Сенсей, со своей стороны, казалось, никогда не уставал от этих бесед, и он был наиболее важным источником информации по многим аспектам жизни О-Сенсея.

Замечательное открытие
saito-reads-bookОднажды в июле 1981 года, я проводил интервью с Зензабуро Аказава, довоенным учидеши Моорихея Уесиба периода Кобукан Додзё. Мистер Аказава показал мне техническое руководство опубликованное в 1938 году, озаглавленное Будо, которое я никогда не видел прежде. Оно содержало фотографии примерно пятидесяти техник, демонстрируемых лично основателем. По мере того, как я медленно перелистывал это руководство, я поражался, увидев на фотографиях, что выполнение некоторых из базовых техник, таких как иккё, ириминагэ и сихонагэ были фактически идентичны тем, которые я изучал в Ивама под руководством Сайто Сенсеем. Здесь был сам основатель, демонстрирующий то, что я до сих пор считал техниками «Стиля Ивама». Мистер Аказава, который жил всего в нескольких кварталах от Ивама Додзё, любезно предоставил книгу в моё распоряжение, и я поспешил показать её Сайто Сенсею.
Я навсегда запомнил сцену, когда я позвонил в дверь Сенсея, чтобы поделиться с ним своим открытием. К моему удивлению, он никогда прежде не только не видел, но и не слышал даже упоминания об этой книге прежде. Он надел свои очки для чтения и пролистал руководство, его глаза пристально просматривали последовательности техник. Затем я почувствовал, что я обязан извиниться перед ним за свои сомнения в его утверждении, что он прилагает все усилия для того, чтобы честно сохранить техники основателя. Сайто Сенсей рассмеялся, очевидно с огромным удовольствием проревел: «Вот видишь, Пранин, я же говорил тебе!». С этого момента и впредь до конца своей жизни, Сайто Сенсей всегда держит при себе свою копию Будо, как в Ивама Додзё и в его путешествиях, чтобы использовать его в качестве доказательства, чтобы показать, что конкретные техники произошли из учения основателя.
Открытие Будо было, что и говорить, событием водораздела в моём личном исследовании айкидо, но ещё больше я был восхищён, увидев, насколько важным было для Сенсея обнаружить этот поразительный документ, дающий ему возможность взглянуть в лицо своим критикам, которые сомневались в том, что его айкидо истинное.

Заграничные поездки с Сенсеем
В конце 1984 года итальянский айкидока по имени Паоло Кораллини приехал тренироваться в Ивама Додзё. Он был очарован айкидо Сайто Сенсея, но не знал ни японского, ни английского языка. Хотя я и жил в Токио к тому времени, я иногда приезжал в Ивама Додзё потренироваться, однажды я встретил Паоло. Он попросил меня перевести для него, и это привело к тому, что Сенсей был приглашён преподавать в Италию в Феврале 1985 года. Я был приглашён с ним в качестве переводчика.
Эта новая связь с Европой обещала стать событием большого значения для будущего развития Ивама Айкидо. Паоло Коралини был в высшей степени предан Сайто Сенсею и этот визит положил начало ежегодным, а иногда и по два раза в год поездкам в Европу.
В эту первую поездку Сенсей провёл семинары в Турине и Осимо, последний располагавшийся за Адриатическим морем. Итальянцы и присутствовавшие айкидоки из других стран, реагировали в точности также как и другие, кому случалось столкнуться с преподаванием Сенсея. Как я упоминал ранее, Сенсей был мастерским учителем. Мало того, что его техники были превосходными, но он также мог сильно изменять характер обучения. Иногда он объяснял в аналитической манере. В следующий момент, он, бывало, упрекал ученика за ошибку и произносил своё знаменитое замечание «дамэ», а в следующую минуту делал весёлое замечание, которое разряжало серьёзное настроение. Сенсей был очень добросовестным в обучении на этих семинарах и всегда преуспевал в том, чтобы покорить присутствующих.
В этом путешествии, он получил неожиданный сюрприз в форме визита Набиоси Тамура Сенсея, его жены, и Пьера Чассанга, пионера айкидо во Франции, которые приехали из южной части Франции, чтобы поприветствовать Сенсея.
И хотя Сенсей не был туристом, о чём я упомяну позже, он нашёл итальянскую глубинку и античность довольно интересными и сделал множество замечаний о красотах страны и древних замков и архитектуры, по мере того как мы ездили по стране.
Семинары, на которых обучал Сайто Сенсей, были профессионально засняты на видеопленку одним из друзей Паоло. Они уловили магию его учительского мастерства и техники на этом этапе его жизни.
Новые зубы
Энтузиазм Паоло был заразителен, и ему удалось убедить Сенсея посетить его снова в май того же года, что не было обычным делом для Сайто Сенсея. Существовала ещё одна причина, по которой Сенсей принял повторное приглашение так скоро после нашего первого визита. Паоло – дантист по профессии, а зубы Сенсея были в довольно плохом состоянии. Паоло предложил полностью вылечить его зубы до начала семинара.
Эта поездка оказалась настоящим приключением, поскольку работа дантиста требует нескольких недель. Каким-то образом Паоло ужал всё лечение до четырёх дней! Он очень нервничал в это время, поскольку он смертельно боялся, что что-либо может пойти не так. К счастью для всех заинтересованных лиц, лечение прошло безупречно, и Сенсей появился с блистательной улыбкой и новыми зубами, как вы можете видеть на представленном фото. Хотя я и молчал все эти годы, я должен сознаться, что я вынашивал тайную цель в этой поездке. Как те, кто проводили время с ним, я знал, что Сенсей любил выпить, как и подавляющее большинство японцев. Иностранные посетитель часто были шокированы этим феноменом, когда они впервые посещали Японию, но фактом является то, что социальное пьянство банально на всех уровнях жизни общества и расценивается предохранительным клапаном от стрессов повседневной жизни. В любом случае, из-за беспокойства по поводу здоровья Сенсея, и возможно отчасти из-за моей ханжеской натуры, я всегда пытался заставить его меньше пить.
Это был хороший шанс для меня! Я сговорился с Паоло и Томики Сан, чтобы Паоло прочёл Сенсею лекцию, в качестве доктора медицины, на тему того, что это было вредно для него продолжать регулярно пить, если он хочет сохранить свои зубы в хорошем состоянии. В назначенное время, после того, как лечение было завершено, Паоло стоял в своём офисе в белом халате дантиста с ничего не подозревающим Сенсеем, сидящим в кресле пациента, и прочёл лекцию. Все знали о том, что происходит, кроме Сенсея. Томита-сан едва сдерживался и я боялся, что он рассмеётся и всё испортит! Мне пришлось трудно сохранять серьёзное выражение лица самому, как переводчику.
В результате этого, Сенсей воспринял лекцию довольно серьёзно и прекратил пить совсем на несколько дней. Он отчитывался мне каждый день в том, что он не выпил ни одной капли! В конце концов, сразу после того, как мы сели в самолёт из Италии, он больше не мог удержаться и влил в себя изрядную порцию. Сидя рядом с ним, и будучи обычно болтливым, я оставался молчаливым как камень, притворяясь, что ничего не замечаю. Сенсей выглядел очень робким и сказал мне: «Ты злишься на меня, не так ли?» Я не помню, что пробормотал ему в ответ. Но это был последний раз, когда я пробовал что-либо подобного рода, и это было хорошим уроком для меня не лезть не в своё дело!

Важность связей с Италией
Лучшим из моих воспоминаний было то, что мы посещали Италию все вместе пять раз, иногда отправляясь в другие страны во время одного и того же путешествия. Сотрудничество с Паоло Кораллини позднее привело к созданию большой Пан-Европейской организации сосредоточенной на Ивама. Двумя основными фигурами этой организации, которые сохраняют свою активность и по сей день, являются Паоло Кораллини и Ульф Эвенаас из Швеции, последний был одним из первых иностранных учидеши Сенсея.
Следует отметить, что эти визиты и содействие Паоло позволили нам провести некоторое количество важной для истории работы, которую мы не смогли бы предпринять при обычных обстоятельствах. Прежде всего, в 1987 году мне удалось уговорить Сенсея предпринять очень необычный проект. Это предполагало, что он прочтёт вслух на камеру текст тренировочного руководства 1938 года Будо, а затем продемонстрирует техники из этой книги перед видеокамерой. Это та же самая книга, которую я упоминал, и которую я обнаружил в Ивама несколькими годами раньше. Я полагал, что Сенсей будет совершенной кандидатурой для исполнения этого проекта, из-за его знакомства с ранней техникой О-Сенсея. Также, поскольку содержание Будо служило целям утверждения историчности подхода Сеннсея к айкидо, я полагал, что он хорошо воспримет эту возможность, поскольку у нас была камера и всё необходимое оборудование. Как оказалось, Сенсей устал от долгого путешествия, и я должен был убедить его согласиться на видео съёмку. К тому времени он, должно быть, знал, что если я участвую в этом деле, то это должен быть трудный проект!
Одной из самых больших проблем, которую пришлось решать, было название техник описанных в Будо. Техники только пронумерованы в первоначальном руководстве и даны только отдельные названия секций. Это законченное видео является прекрасным техническим документом, и также запечатлевает Сенсея в расцвете его сил.
В следующем 1988 году мы сделали ещё одну видеоплёнку, также имеющую большое значение. Мы записали большую часть айки кен и дзё субури и ката Сайто Сенсея, как они выглядели в том момент. Съёмки проходили в частном додзё Паоло в Осимо, а партнёром Сенсея в этом случае был Кеничи Шибата. Оглядываясь назад, я оцениваю, как большую удачу то, что мы сохранили эти документы для будущих поколений!

Сенсей завоёвывает Францию
В ноябре 1985 года, мы с Сенсеем предприняли то, что по многим показателям является наиболее амбициозной из наших совместных поездок. Сенсей проводил семинары во Франции, Бельгии и Италии по этому случаю. Моё сопровождение Сенсея в этой конкретной поездке, по определённой причине, носило несколько иной характер. Наряду с помощью ему, я в большей степени пропагандировал Айки Ньюс, с нашим акцентом на важности памяти об О-Сенсее и его исторической связи с Ивама. К тому времени у нас уже была пара видеоплёнок Сайто Сенсея, которые мы могли предоставить всеобщему вниманию. Мой японский издатель Икуко Кимура присоединился к нам в этом путешествии вместе с представителем Франции Габриэлем Валибоузом.
В этот раз я был больше загружен, чем обычно механизмами и приспособлениями, поскольку мы должны были также провести показ нескольких фильмов. Фактически, я тащил с собой видеопроектор, который весил, по меньшей мере, сорок фунтов. Это было физически невозможным для меня нести это всё одному, поэтому Сенсей покорно помогал мне нести мой багаж на самолёт и с него. Я был ужасно смущён этим фактом и принимал его помощь с неохотой, постоянно извиняясь. Сенсей был явно удивлён. Я не знаю, что бы вы сказала о «кабанмочи» (носильщик чемоданов), чьи большие чемоданы нёс Сенсей, но именно это и происходило!
Этот визит спонсировался FFLAB организацией Нобиоси Тамура Сенсеем, и сборы на семинарах во Франции были невероятны. Там присутствовало 600 человек на огромной площади татами в Лионе. Место для практики примерно в три раза превышало размеры гимнастического зала гимназии. Даже не смотря на то, что у Сенсея был сильный голос, его было слышно не всем, поэтому он выступил с быстрым приветствием. Он заставил всех помочь сложить 15-20 матов один на другой, с тем, чтобы французский переводчик, Даниэль Боуболт, был лучше виден, и чтобы его было лучше слышно. Он также попросил всех образовать огромный круг, так чтобы они могли поближе рассмотреть и расслышать.
Ещё одним воспоминанием был опыт тренировок с Нобиоси Тамура Сенсеем, присутствующем на ковре, и тренирующимся на занятиях Сайто Сенсея. Я полагал, что он подал замечательный пример другим, будучи выразителем «духа начинающего», даже не смотря на то, он был одним из наиболее опытных айкидок среди присутствующих. Мы также встретили во время этого путешествия Андрэ Нокуэта Сенсея, раннего ученика О-Сенсея, и Хироо Мочизуки Сенсея, сына знаменитого Мочизуки Сенсея.

Незабываемые эпизоды
Мы путешествовали вместе много раз в период 1985-1989 годы, и я должен был составить список зарубежных поездок Сенсея чтобы освежить свою память. Я помню посещение следующих стран: Бельгия, Канада, Франция, Германия, Великобритания, Шотландия, Швеция, Швейцария и США. Некоторые из этих стран посещались два или более раз. Пару раз Сенсей путешествовал в Австралию в этот временной промежуток без меня.
За этот период было бесконечное множество памятных эпизодов, но некоторые запечатлелись в моей памяти. Однажды Сенсей делал критические замечания перед большой группой учеников, во время семинара в Италии. Он указывал общую техническую ошибку, а затем переходил к называнию имени известного учителя, который обучал эту технику «неверным способом». Я всегда чувствовал неудобство, когда Сенсей публично критиковал людей, таким образом, и я говорил ему об этом, но он был очень прямым человеком, и обычно говорил прямо то, что думал.
Итак, однажды, Сенсей делал свои замечания, и я должен был послушно переводить их. Затем критика становилась всё сильнее и сильнее. Мои переводы становились всё короче и короче. В конце концов, Сенсей действительно выложил всё, что было у него на уме, и я остался полностью молчаливым. Затем он взглянул на меня очень удивлённым взглядом и сказал: «О, я вижу, ты сердишься на меня за мои слова. Окей, я прекращу это». Все могли сказать, что происходит, и хорошо посмеялись. Я уверен, что моё лицо было красным как яблоко!
В другой раз, кто-то показал нам рисунок О-Сенсея сделанный местным учеником художником. Этот человек был очень горд этим портретом, и предварительно демонстрировал его у себя дома. Он с нетерпением ожидал реакции Сенсея. Фактически, я думал, что портрет совсем не выглядел как О-Сенсей, и очевидно также думал Сайто Сенсей. Я полагаю, что очень тяжело для западного художника научиться тому, как улавливать восточные черты лица и наоборот. Как бы то ни было, Сенсей находился в затруднительном положении, поскольку не хотел лгать, поэтому он пробормотал что-то о том, насколько хорошим мастером был этот художник и этот человек, очевидно, остался доволен.
Сенсей всегда сменялся надо мной за то, что я очень медленно ел. Фактически он называл меня «самый медленный едок в мире». Он непрестанно шутил, что к тому времени, когда все уже заканчивали есть и готовились к десерту, я всё ещё возился с первым блюдом! Он и другие, сидящие за столом с нетерпением ждали, пока я закончу есть, тем временем подшучивая надо мной за мою медлительность, чем приводили меня в ещё большее смущение. В конце концов, однажды я уровнял счёт. Я сказал «Окей, все, я не хочу заставлять вас ждать, пока я закончу есть, поэтому я прекращу переводить и позволю вам побеседовать самостоятельно». Само собой разумеется, с бастующим переводчиком, застольные беседы моментально пришли в упадок.
В конце концов, я нашел решение проблемы. Я стал есть примерно на пол часа раньше и один. И тогда, когда Сенсей приходил обедать, я мог посвятить всё своё внимание переводу для него.
Был особенно весёлый случай, который произошёл во время этой поездки, о котором я хотел бы рассказать. Сказать, что Сайто Сенсей не очень- то был туристом, было бы огромным преувеличением. В значительно большей степени он любил делать покупки! Я хорошо помню наш визит на Эйфелеву Башню в Париже. Я никогда фактически не переставал любоваться этим знаменитым сооружением, и очень ждал нашей экскурсии к ней. Один из хозяев подвёз нас к башне и Сенсей огляделся, отметил насколько она большая, и с него хватило пары снимков. Затем он сказал: «Окей, я уже посмотрел на неё! Пошли». Весь процесс занял, может быть, пять или шесть минут. Хотя я и был немного разочарован, я должен был посмеяться над его реакцией. Может быть, однажды у меня ещё будет шанс посетить башню самому!

Дружеские Демонстрации
В эти годы интенсивных контактов с Сайто Сенсеем даже со всеми зарубежными поездками, мы получили его содействие и поддержку ещё в одном предприятии Айки Ньюс в Японии. Это была серия мероприятий, которые имели место с 1985 по 1988 года, называвшиеся Дружеские Демонстрации Айки Ньюс. Каждый год демонстрация имела самостоятельную тему и различных участников. Среди тех, кто принимал участие, было много знаменитых учителей из разных стилей айкидо и из мира кобудо. Конечно же, Сенсей знал некоторых из учителей, но он также имел возможность встретиться и пообщаться с некоторыми участниками впервые.
Как мой персональный учитель, Сайто Сенсей был единственным учителем, которого мы приглашали каждый год, и он проводил замечательные демонстрации. В частности, я помню ряд техник из демонстрации 1985 года, где Сенсей бросил одного из учеников так, по всей видимости, случайно, что это удивило всю аудиторию. Я полагаю, что реакция, аудитории была такая же, как и на демонстрацию 1964 года, ту, которую я видел на 8 мм плёнке.

Двух-летний перерыв
Летом 1989 года, Сайто Сенсей обиделся на меня, за то, что позднее оказалось совершенным недоразумением. В то время Сенсей был довольно обеспокоен, будучи информирован о том, что семья Уесиба намерена продать землю, на которой находились додзё и дом О-Сенсея. Не зная, как будет проходить продажа, и будет ли у него место для того, чтобы преподавать, он объявил об организации фондов и, в конце концов, построил новый додзё на своей собственной земле, неподалеку от старого додзё.
Результатом этого инцидента было то, что мы не виделись и не разговаривали с Сенсеем примерно два года. В конце концов, лёд в наших отношениях растаял в 1991 году, благодаря некоторой закулисной активности по сведению нас снова вместе. Когда мы, в конце концов, встретились снова для интервью после долгого перерыва в новом додзё, всё было так, словно ничего и не происходило. Наше сотрудничество за эти годы было очень продуктивным, и мы продолжили то, что начали прежде.

Технические серии Такемусу Айки
В 1993 году, после консультации с правлением Айки Ньюс, мы решили предложить Сайто Сенсею большой проект, который определённо произвёл бы определённую техническую работу над Ивама Айкидо. Идея, по сути, заключалась в том, чтобы сфотографировать и описать полный технический репертуар известный только Сенсею и опубликовать этот материал в серии технических руководств. Прежние книги Сайто Сенсея Традиционное Айкидо, конечно же, были значительной работой, но я полагал, что мы можем провести даже лучшую работу.
Эта серия также должна была быть двуязычной, Японско-английского формата и включала бы исторический материал, чтобы обеспечить лучший контекст для происхождения Ивама Айкидо. Это должно было бы, в большей степени, охватить техники оружия, которые Сенсей изобрёл за годы прошедшие со времени опубликования его книг в 70-х годах.
По моему мнению, этот проект потребовал бы несколько лет для своего завершения, и поскольку Сенсей Сенсей немного ослаб за последние годы, я хотел двигаться вперёд настолько быстро, насколько это только возможно, пока он был в добром здоровье.
Сенсей дал предварительное согласие на эту идею, но был озабочен дублированием техник уже опубликованных в его серии Традиционное Айкидо. Я лично не думал, что это было большой проблемой поскольку, к этому моменту времени, эти книги было трудно достать, а последующие издания плохо воспроизводили фотографии. Также, я ощущал, что перевод, иногда, оставлял желать много лучшего.
Как бы то ни было, мы арендовали Прибрежный Спортивный Центр Тайто в Асакуса и выполнили несколько сот снимков Сайто Сенсея и его сына, Хитохиро Сенсея. Я также отснял несколько цветных плёнок на камере большого формата, которые позднее были использованы для обложек новых книг. Насколько я помню, были ещё другие фото-снимки в Асакуса и ещё два в Ивама, последние были выполнены примерно в 1999 году. В последних двух сессиях, Сайто Сенсей попросил Хитохиро Сенсея выполнить большинство техник, поскольку он ещё не полностью восстановился от недавней операции.
Объяснение техник производилось на основе встреч с Сенсеем в Ивама. У нас были отложены соответствующие фото для каждой техники, так что Сенсей мог обращаться к ним. Он неизменно вставал и изображал каждую технику, давая объяснения ролей уке и нагэ для каждой фотографии. Вы бы видели его компьютер-мозг выполняющий тяжёлую работу. Он визуализировал каждую технику, разбивая их на составляющие части, и старался найти наиболее точно подходящий речевой оборот для описания ключевых моментов. Эти сессии были записаны на плёнку и отредактированы сотрудниками Айки Ньюс а затем отосланы Сенсею для коррекции.
Все шесть томов были опубликованы с 1994 по 2001 годы под названием Такемусу Айкидо. Они охватывали базовые техники Ивама в мелких подробностях и представляли много материала промежуточного и продвинутого уровней. Первый том содержит множество вариаций техник от иккё до ёнкё, а также довольно пространное историческое повествование, которое я написал о Сенсее и Ивама Айкидо. Второй и третий тома завершали обзор базовой техники, тогда как четвёртый том является исчерпывающим описанием техник кокюнагэ. Пятый том охватывает техники тачидори и нинидори.
Шестой том называется Такемусу Айкидо, Специальный Выпуск представляет все 50 техник из руководства Будо 1938 года и служит приложением к видеоплёнке, которую мы засняли в Италии в 1988 году, охватывающую тот же материал. Эта книга была идеей близкой и дорогой моему сердцу, которая также нравилась Сенсею. Что не только даёт возможность привлечения внимания к этой важной исторической книге — единственной, в которой основатель появляется, демонстрируя техники – но также она приводит неопровержимые доказательства близкого технического родства между учением О-Сенсея и айкидо Сайто Сенсея.
Серия Такемусу Айкидо является поистине ценным источником информации. Не только являясь, в большей степени, документом технического курса Ивама, а также и хорошей долей сохранившегося учения О-Сенсея непосредственно послевоенного периода. Это та историческая точка, которая обычно считается связанной с рождением современного айкидо.

Чествование Сенсея
8-го марта 1992 года, большой праздник проходил в отеле Ивама по случаю присвоения Сайто Сенсею 9-го дана. Много высокопоставленных лиц мира айкидо, включая Второго Дошу Кисшомару Уесиба и его сын, современный Дошу, Моритеру Уесиба присутствовали на нём. Я сделал много снимков во время этого празднования, на котором Сенсей получил заслуженное признание за его вклад в искусство.
Четырьмя годами позже 4-го мая 1996 года, Сенсея снова чествовали, на этот раз в честь его 50-ти летнего юбилея в айкидо. Длинный лимузин подъехал к Айки Храму, чтобы забрать его и его жену в отель как раз перед церемонией. Оба они были одеты в нарядное кимоно, и я думаю, что это был великолепный снимок. И хотя они спешили, они с женой позировали для нескольких фото перед храмом и я думаю, что они стали лучшими из лучших снимков Сенсея, сделанных когда- либо прежде!
Додзё-Чё того времени Моритеру Сенсей посетил эту церемонию, представляя Айкикай, чтобы поздравить Сайто Сенсея. Хироси Изояма Сенсей произнёс тост по случаю и обратился к Сенсею как к «современному Миямото Мусаси». Стоя рядом со своей женой, Сенсей произнёс памятную речь, которая было в одно и то же время трогательной и смешной. Здесь приведён отрывок:
«Однажды Уесиба Сенсей сказал: «Сайто найди себе жену». К счастью, всё окончилось моей женитьбой на Сато. Я говорю к счастью, потому что я точно не был выгодным выбором в качестве мужа, и я не могу подумать, почему кто-то не хотел бы, в свою очередь, жениться на ней. Однажды мы решили всё относительно нас с ней, и Сенсей сказал: «Ты можешь устроить свадьбу в моём доме», что мы и сделали. Вскоре после этого, он сказал: «Теперь позаботься об этом месте», и немедленно уехал в путешествие в регион Кансей. Ну, я не знал, что делать, поэтому на следующий день я последовал за ним, разыскивая его по всей области Кансей и упрашивая вернуться. Из-за этого у нас так никогда и не было медового месяца».
В своей речи по этому случаю, он сделал ряд упоминаний о тех днях, когда он тренировался и служил у О-Сенсея в Ивама. То были поистине прекрасные годы, но в то же самое время период полный трудностей, поскольку основатель и его жена были требовательны во многих отношениях. Я слышал личные беседы Сенсея и его жены по разным вопросам, так что некоторые из его ссылок были очевидными для меня и для других, кто знал его.

Сенсей читает мою передовицу на занятиях
Сайто Сенсей очень благосклонно относился к моей работе в Айки Ньюс в течении этих лет. Он был весьма терпим к моему сотрудничеству с широким кругом учителей из мира айкидо и Дайто-рю. Я думаю, что это было возможно для него психологически, поскольку он хорошо осознавал свои собственные возможности, и был очень сконцентрирован на своей миссии сохранения и распространения айкидо О-Сенсея.
В 1996 году, я написал передовицу озаглавленную «Действительно ли О-Сенсей является Основателем Современного Айкидо». Основной предпосылкой этой статьи было то, что фактически сын О-Сенсея, Кисшомару Уесиба, некоторые из ключевых учеников, такие как Коичи Тохей, Гозо Сиода и некоторые другие, были ответственны за послевоенное распространение айкидо. Моим заключительным тезисом было то, что в результате исторического стечения обстоятельств и особых талантов, Сайто Сенсей был человеком, который провёл наиболее долгий период, обучаясь непосредственно под руководством основателя, и это являлось уникальной возможностью для сохранения учения О-Сенсея, по крайней мере, в техническом смысле.
Сенсей был очень доволен этой конкретной статьёй, и очевидно читал вслух выдержки из неё своим ученикам в Ивама. Мне рассказал об этом один из его иностранных деши некоторое время спустя, и мне было очень приятно, что статья понравилась ему. До сегодняшнего дня, это остаётся одной и наиболее читаемых статей, которые я написал, и одной из моих самых любимых.

Последний семинар в США
Я переехал со своей семьёй обратно в США в конце 1996 года. По иронии судьбы, я всё ещё был способен видеться с Сайто Сенсеем настолько же часто, как и когда я проживал в Японии. Я ездил в Японию 3 или 4 раза в год и обычно мог видеться с ним во время этих поездок. Сенсей также несколько раз приезжал в США обучать, и я мог встречаться с ним, также, в большинстве этих случаев.
Два из этих семинаров, которые он преподавал в США, проходили в Денвере, Колорадо в 1997 и 1999 годах. Сайто Сенсея принимал Гаку Хомма Сенсей из Ниппон Кан. Хомма Сенсей провёл короткое время в Ивама, будучи ещё подростком, и расценивал свои контакты с О-Сенсеем и Сайто Сенсеем, как одни из наиболее ценных опытов его жизни. Я думаю, эти события были для Хомма Сенсея способом выразить свою глубокую благодарность.
Хомма Сенсей является мастерским организатором, и эти события огромного масштаба, которые посетили более 300 человек, работали чётко, как часы. Как обычно, Сенсей очаровывал аудиторию своей любезными манерами, технической точностью и виртуозностью. Также он имел обыкновение заканчивать такие семинары волнующими демонстрациями, так он поступил и на этот раз.
Последний семинар Сенсея в США было большим событием в сентябре 2000 года в северной Калифорнии. Он спонсировался Гансом Гото при содействии Денниса Татояна, и также собрал более 300 человек.

Последнее появление на Все-Японской Демонстрации Айкидо
Последний раз, когда я видел выступление Сайто Сенсея был в 2001 году на Все-Японской Демонстрации в Ниппон Бутокукай в Токио, проходившей в мае. Он не был в своей обычной форме на этот раз, поскольку его ноги ослабли, и он не мог стоять без посторонней помощи. Тем не менее, аудитория очень оценила его появление, и он удостоился бурных аплодисментов.
Я вспоминаю, как я видел его, так много раз ранее на демонстрациях, когда его выступления были среди самых ярких эпизодов этих событий. К примеру, в 1978 году, когда его уке были Шигеми Инагаки и Брюс Клинкштейн, два сильнейших учидеши Сенсея, это было воплощение силы. Сенсей выполнял взрывные серии техник ирими и был воплощением мощи и равновесия. Зрителям это понравилось, но Инагаки сан в тот день пострадал от перелома плеча.
Была ещё другая демонстрация. Я думаю, это было в начале 90-х годов, когда Сенсей выполнял лишь совершенные базовые техники от иккё до ёнкё. Возможно это было своего рода политическое заявление в виде технической демонстрации, и я думаю публика поняла намерение Сенсея. Это выглядело так, словно он высказывал простую истину перед 5000 человек: «Люди, вернитесь к основам. Изучите их, и не будет предела тому, насколько далеко вы сможете зайти в своём айкидо!»
Сенсей также использовал в качестве уке двух его давних учеников Берниса Тома и Пэт Хендрикс, для памятных оружейных демонстраций на двух поздних Все-Японских мероприятиях. Сенсей был безразличен к расам и полу и с ранних дней и до последнего времени он легко использовал иностранных учеников, включая женщин, в своих публичных демонстрациях.

Посещение Тохея Сенсея спустя 30 лет
Последняя возможность для меня увидеть Сайто Сенсея, прежде чем болезнь не приковала его к постели, была в октябре 2001 года. Это был, поистине исторический день. Его сын, Хитохиро Сенсей, попросил меня попытаться организовать встречу между Сайто Сенсеем и его старым семпаем Коичи Тохеем Сенсеем. Поскольку я слышал, как Сайто Сенсей много раз упоминал о том, что Тохей Сенсей являлся для него образцом для подражания в его ранние годы в айкидо, то я постарался устроить эту встречу несколькими годами раньше, когда брал интервью у Тохея Сенсея, но он отказался.
Однако, на этот раз, Тохей Сенсей сотласился на это предложение и была назначена дата. Я отправился на поезде в Ивама утром и прибыл на место чуть позже полудня. Затем Хитохиро Сенсей отвёз Сайто Сенсея, меня и двух учидеши к сельскому дому Тохея Сенсея в префектуре Точиги. Встреча была сердечной и ностальгической, поскольку они не виделись практически 30 лет. Это было очень волнующим опытом видеть двух гигантов воинских искусств, встретившихся после такого длительного периода времени, и я чувствовал, что это очень большая привилегия присутствовать при этом.

Последний визит к Сенсею
Когда Сенсей заболел в январе 2002 года, вскоре стало очевидным, что он не поправится. Эта новость распространилась между учениками, и поскольку время было ограничено, то те, кто хотел выразить дань уважения, должны были сделать это как можно скорее.
Последний раз я навестил его 24 февраля с Икуко Кимура. И хотя он лежал неподвижно в специальной кровати, установленной в его доме, он находился в хорошем расположении духа и был полон борьбы. Я почувствовал довольно сильное облегчение, когда увидел, что его духовная сила не уменьшилась. Не зная, в каком состоянии он будет, когда я увижу его, я захватил с собой магнитофон, как я обычно делал в таких случаях.morihiro-saito-pranin-tohei
Поскольку я ожидал, что он может скоро утомиться, я ограничился двумя вопросами, так чтобы я был уверен, что записал его ответы для будущих поколений. Темы, о которых я спросил его, были прежде всего об обстоятельствах приведших к тому, что Сайто Сенсей получил участок земли, находившейся в собственности Уесибы, для того, чтобы построить свой дом. Во вторых, я попросил его рассказать детали предложения, сделанного Гозо Сиода Сенсеем в середине 80-х годов, заключающееся в том, чтобы Сайто Сенсей стал формальным последователем Ёшинкан, факт, который был известен очень немногим людям.
Сенсей дал детальные ответы на оба вопроса, но я мог видеть, как он устал, поэтому мы ушли, проведя у него немногим более часа. Когда мы поднялись, чтобы уходить, Сенсей пожелал мне всего наилучшего в связи с приближавшейся Айки Экспо. Затем он пожал мне руку своей левой рукой и просто сказал: «Пранин-сан, спасибо». Это был последний раз, когда я видел его.
Собирая вместе материалы, для того, чтобы написать это воспоминание о Сайто Сенсее, я обнаружил старую неопубликованную аудио-плёнку 1985 года, которая была записана во время его визита в Англию. Сенсей расслабился после обеда с группой учеников и Икку Кимура, также присутствовал и я. Его грохочущий голос и смех можно было слышать снова и снова, и его энтузиазм был заразительным. Я чувствовал себя очень счастливым, так словно Сенсей был со мной в комнате.

Сын и последователь СенсеяSaito-family
В последние годы жизни Сенсея здоровье Сенсея постепенно ухудшалось. Мало по малу, его сын Хитохиро начал принимать на себя обязанности своего отца. Хитохиро Сенсей невероятно талантливый Айкидока, он начал тренироваться под руководством основателя и своего отца, ещё, будучи ребёнком. Он, по-своему, одарённый инструктор, и часто выезжал за границу. Хитохиро Сенсей также проявил огромный интерес к духовному учению О-Сенсея и часто контактировал с Сейсеки Абэ Сенсеем в Осака, одним из самых знающих людей в этой области.
Без сомнения, по моему мнению, Хитохиро Сенсей станет прекрасным последователем своего отца и послужит дальнейшему развитию Ивама Айкидо во всём мире.

Стэнли Пранин
Лас Вегас, Невада США
31 мая 2002 год.

Comments are closed.